Бекяшев Дамир Камильевич,

доцент кафедры международного права

МГИМО МИД России,      

кандидат юридических наук, доцент

 

Как справедливо отмечает А.Ф. Высоцкий, морской регионализм может быть определен как «тенденции в международных морских отношениях и международном морском праве к созданию региональных систем или применению региональных методов решения международных вопросов, а также международная практика, связанная с категорией региональности, независимо от характера факторов, лежащих в основе таких тенденций, методов и практики»[1].

Согласно ст. 122 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. «замкнутое или полузамкнутое море» означает залив, бассейн или море, окруженное двумя или более государствами и сообщающееся с другим морем или океаном через узкий проход, или состоящее полностью или главным образом из территориальных морей и исключительных экономических зон двух или более прибрежных государств.

Первая часть данного определения характеризует замкнутое море, вторая – полузамкнутое море.

Попытка дать определение замкнутого и полузамкнутого моря была предпринята на 2-й сессии III Конференции ООН по морскому праву в 1974 г. Ирак предложил следующее определение: «Термин «полузамкнутое море, которое является частью открытого моря» означает внутреннее море, окруженное двумя или более государствами, которое может обеспечить коридор к открытому морю между противоположными и соседними государствами и которая связана с другими частями в открытом море узким выходом». При этом представитель Ирака отметил, что данное определение, прежде всего, направлено на охват Персидского залива, и содержит три элемента, характеризующие полузамкнутое море: 1) должно быть внутренним; 2) должно быть окружено двумя или более государствами; 3) должно быть коридором к открытому морю между государствами.

Иран предложил определение как замкнутого, так и полузамкнутого моря: а) замкнутое море – небольшой водный объект, окруженный двумя или более государствами, соединенный с открытым морем через узкий пролив; б) полузамкнутое море – морской бассейн, расположенный по краям главных океанических бассейнов и закрытый сухопутными территориями двух или более государств. В то же время представитель Ирана отметил, что нельзя путать замкнутое море с внутренним (закрытым) морем, которое не имеет выхода к открытому морю, как например, Каспийское или Аральское моря. Замкнутыми являются небольшие водные объекты, которые имеют хотя бы один выход к морю, например, Персидский залив или Балтийское море. Данное понятие должно толковаться в узком смысле.

По мнению авторов Комментария к Конвенции 1982 г., определение полузамкнутого моря следует толковать широко, охватывая большие морские бассейны, расположенные по краям океанических бассейнов, более или менее окруженные сушей и имеющие один или более узких выходов в океан. В качестве примеров можно назвать Карибское или Андаманское моря[2].

В целом, различные предложения, в основном направленные на сужение данных понятий, были предложены на следующих сессиях III Конференции ООН по морскому праву: 3-й сессии в 1975 г.; 4-й сессии в 1976 г. – со стороны Нидерландов, Ирака, Финляндии, Турции; 6-й сессии в 1977 г.; 7-й сессии в 1978 г. – со стороны СССР; 8-й сессии в 1979 г. – со стороны группы Исламских государств; 9-й сессии в 1980 г. – со стороны Германии.

Первый критерий – окруженность двумя или более государствами и сообщение с другим морем или океаном через узкий проход – позволяет охватывать достаточно большие морские объекты, такие как Средиземное море. «Окруженность двумя или более государствами» исключает такие водные объекты, как Гудзонов залив, а в сочетании со вторым критерием и другие – Карское море и Калифорнийский залив. Второй критерий – состоящее «полностью или главным образом» из территориальных морей и исключительных экономических зон двух или более прибрежных государств – также позволяет охватить Средиземное море.

«Узкий проход» может быть представлен проливом или каналом. Если это пролив, используемый для целей судоходства, то он подпадает под положения ст. 311 Конвенции. Если же это канал (например, Суэцкий или Панамский каналы), то он подпадает под иные договорные режимы. В частности, в деле «О континентальном шельфе 1985 г. (Ливийская Арабская Джамахирия/Мальта)» Международный суд ООН рассматривал Средиземное море в качестве полузамкнутого.

Понятия залив, бассейн или море не раскрываются в Конвенции ООН 1982 г. Для понимания ст. 122 Конвенции ООН 1982 г. они могут быть истолкованы следующим образом:

– залив: большая вогнутость береговой линии, вызванная прогибом или оседанием районов континентального шельфа или повышением уровня моря. Различия между «заливом» (bay) и «морским заливом» (gulf) не являются точными, хотя обычно морской залив (gulf) больше по размеру.

– бассейн: углубление морского дна более или менее равномерное по форме и различного размера. Или: особенность морского дна большого размера и примерно круглой формы, где средняя глубина больше глубин по его периметру.

– море: подраздел океана; большая окраинная часть конкретного океана (например, Карибское море представляет собой окраинное море, как и Японское море). Кроме того, большие внутренние водные объекты, которые имеют выход к океану (это исключает Аральское и Каспийское моря), различают двух типов: «Средиземноморские» и «Смежные». «Средиземноморские» моря представляют собой группы морей, в совокупности, отделенные от основного объекта в качестве самостоятельного моря; «Смежными» морями являются те, которые самостоятельно связаны с более крупными водными объектами.

Размер указанных водных объектов, как правило, увеличиваются от залива к морю[3].

Основные положения правового режима замкнутого или полузамкнутого моря определены в ст. 123 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Государствам, омываемым замкнутыми или полузамкнутыми морями, следует сотрудничать друг с другом в осуществлении своих прав и в выполнении своих обязанностей по Конвенции 1982 г. Для этой цели они либо непосредственно, либо через соответствующую региональную организацию стремятся, в частности, координировать управление живыми ресурсами моря, их сохранение, разведку и эксплуатацию; координировать политику проведения научных исследований, и осуществлять там, где это целесообразно, совместные программы научных исследований в данном регионе; приглашать, когда это целесообразно, другие заинтересованные государства или международные организации для сотрудничества в претворении в жизнь положений данной статьи Конвенции 1982 г.

В Комитете по морскому дну особых предложений по данному вопросу не было. Были предложения со стороны Турции и Уругвая, однако они касались необходимости сотрудничества при определении ширины территориального моря государств в замкнутых или полузамкнутых морях, т.к. это потенциально затрагивало интересы других окружающих их государств.

В целом различные предложения, в основном, уточняющие сферы сотрудничества, пределы и особый характер прав прибрежных государств и свободу навигации, были предложены на:

– 2-й сессии III Конференции ООН по морскому праву в 1974 г. – со стороны Турции, Ирака и Ирана;

– 3-й сессии - в 1975 г.;

– 4-й сессии - в 1976 г. со стороны Финляндии, Ирака, Турции, Югославии, ОАЭ и Дании;

– 5-й сессии - в 1976 г. со стороны Югославии;

– 6-й сессии - в 1977 г. со стороны Ирака (просили включить в сферы сотрудничества проблемы рыболовства, вызванные деятельностью в исключительной экономической зоне и обратно заменить слова «стремятся к сотрудничеству» на «обязаны сотрудничать»);

– 7-й сессии в 1978 г. – со стороны СССР, Германии и Югославии;

– 8-й сессии в 1979 г. – со стороны группы Исламских государств;

– 9-й сессии в 1980 г. – со стороны Республики Корея, Германии;

– 11-й сессии в 1982 г. – со стороны Турции, Ирака.

Согласно общим положениям Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. объем прав государств, окружающих замкнутые или полузамкнутые моря, не отличается от объема прав иных государств относительно своих морских пространств, они не наделяются дополнительными правами и обязанностями. Статья 123 Конвенции 1982 г. лишь признает, что реализация прав одним прибрежным государством может оказывать воздействие на права других государств, в связи с чем им нужно сотрудничать в установленных сферах[4].

Согласно ст. 70 Конвенции 1982 г. государства, омываемые замкнутыми или полузамкнутыми морями, имеют право участвовать на справедливой основе в эксплуатации соответствующей части остатка допустимого улова живых ресурсов исключительных экономических зон прибрежных государств того же субрегиона или региона, если географическое положение первых делает их зависимыми от эксплуатации живых ресурсов исключительных экономических зон других государств этого субрегиона или региона в отношении адекватного снабжения рыбой их населения или его части в целях удовлетворения потребностей в питании.

Формулировка статьи 123 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. позволяет сделать вывод, что она не устанавливает каких-либо обязательств. Употребление словосочетаний «следует сотрудничать», «для этих целей … стремятся», «приглашать, когда это целесообразно» нельзя классифицировать как нормы, устанавливающие юридические обязательства.

Что касается возможности сотрудничества через региональные организации, то под последними следует понимать региональные организации, созданные под эгидой ФАО – по вопросам рыболовства; ИМО и ЮНЕП – по проблеме загрязнения морской среды; Межправительственная океанографическая комиссия ЮНЕСКО – относительно морских научных исследований.

Подпункт (a) подразумевает сотрудничество не только по управлению и сохранению морских живых ресурсов, но и по их разведке и эксплуатации, что в большинстве государств является частной деятельностью, а не государственной функцией. «Управление, сохранение, разведка и эксплуатация» живых ресурсов означает виды деятельности, которые многократно упоминаются в частях V (ст.ст. 56, 61, 63), VII (ст.ст. 117-119) Конвенции ООН 1982 г., ст. 13 Соглашении ООН 1995 г. о трансграничных рыбных запасах и запасах далеко мигрирующих рыб.

Понятие «научные исследования», используемое в подпункте (c), включает не только морские научные исследования. Положения, касающиеся морских научных исследований биологических ресурсов, содержатся в ст.ст. 56, 77, 87, 245 и 246 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Подпункт (d) фактически признает заинтересованность в обозначенных выше трех сферах и призывает государства, омываемые замкнутыми или полузамкнутыми морями, осуществлять сотрудничество с соответствующими заинтересованными государствами и международными организациями

 

 

[1] Высоцкий А.Ф. Морской регионализм (Международно-правовые проблемы регионального сотрудничества государств). Киев: Издательство «Наукова думка», 1986. С.24-25.

[2] См.: Nordquist M.H., Nandan S., Rosenne S. UN Convention on the Law of the Sea Commentary 1982. Volume III. Brill/Nijhoff, 1995. P. 346.

 

[3] Ibid. P.353.

[4] Подробнее см.: Nordquist M.H., Nandan S., Rosenne S. UN Convention on the Law of the Sea Commentary 1982. Vol.III. Brill/Nijhoff, 1995. P. 354-368.

Свяжитесь с нами прямо сейчас!  Наши контакты

Адрес: 127083, г. Москва, Петровско-Разумовский проезд, д.15
Тел: +7(495) 613-18-94; +7(495) 656-49-14